В Новогоднюю ночь на 1 января 1998 года россияне поднимали бокалы не только за здоровье. Они искренне желали друг другу стабильности, уверенности в завтрашнем дне, чего явно не хватало с начала 90-х годов. Всем хотелось послабить ремешок, туго затянутый в начале бурного десятилетия.
Но с самого начала года в политической и экономической жизни страны «запахло грозой», что не сулило ничего хорошего и отодвигало надежды на светлое будущее. Что же беспокоило умы добропорядочных и законопослушных граждан?

krizis-98-god

СМИ затрубили о финансовом кризисе в странах Юго - Восточной Азии. В результате чего упала цена на нефть и другие сырьевые товары. Даже неискушенный экономическими познаниями человек понимал, что это весомый удар для России, бюджет которой пополнялся в значительной степени экспортом сырья. Вывод напрашивался только один - скорого погашения задолженности по заработной плате и социальным выплатам ждать не приходится.
Не радовала, мягко говоря, и политическая атмосфера. Не вооруженным глазом были видны распри между реформаторским правительством и Государственной Думой, в большинстве которой были коммунисты. Их противоборство напоминало басню Крылова про лебедя, рака и щуку, и про воз в виде экономики страны, которая стояла на месте. Мораль сей басни такова, что от этого страдали простые труженики, которым в это время приходилось выживать. Но было такое ощущение, что об этом никто не думал. Даже депутаты, за которых те самые труженики, когда-то голосовали.
Яркое тому доказательство – назначение в марте С. Кириенко на пост премьер – министра. Просто стыдно было смотреть, как ставленники народа легко отказываются от своих убеждений. Ведь назначение состоялось только после того, как президент Ельцин пригрозил Думе роспуском. И депутаты, ранее противившиеся и самому младо реформатору и его программе, проголосовали положительно. Взрослое поколение 90-х наверняка помнит этот постыдный фарс.
Волновали и справедливые шахтерские возмущения, требовавшие погашения многолетней задолженности по зарплате. В мае они переросли в настоящие забастовки. Видать не все ладно в государстве Российском, если шахтеры требовали еще и отставки президента. О какой стабилизации тут можно говорить, хоть бы хуже не было. Примерно так рассуждали люди, которым к этому времени и терять - то уже нечего было по большому счету.
Доходы основной массы населения – это заработная плата. А она к 98 году уменьшилась в три раза, по сравнению с началом десятилетия. Так что, минимальный прожиточный уровень – удел средне статической российской семьи на тот период. Многие вообще оказались за чертой бедности.
И все – таки все ждали экономического чуда. Его должны были осуществить три буквы – ГКО. Выпуск государственных казначейских обязательств начался еще в 1995 году. Он был призван наполнить бюджет страны, страдающий от нехватки денежных средств. Покупателям ГКО правительство выплачивало высокие процентные ставки. В какое – то время было выгодно всем – правительство полученными финансами балансировало доходы и расходы, владельцы казначейских обязательств получали огромную прибыль.
Но чуда не происходило. Более того, к лету 98 года все убедились, что ГКО это очередная пирамида. Новыми выпусками погашались только старые обязательства и проценты по ним. Но даже на это не хватало средств, и правительство наращивало задолженность перед покупателями обязательств. И это все на фоне растущих долгов по оплате труда.
Тут уж крепко задумался терпеливый россиянин. Что же это происходит? Ему не выплачивают заработанные деньги, а отдают их в доход владельцу ГКО? Одни обогащаются за счет других? Разве нельзя было это просчитать и предугадать, учитывая печальный опыт МММ?
Август 98 года ответил гражданам страны объявлением технического дефолта, последующей отставкой премьер – министра, не сумевшего оживить экономику. И если россияне думали, что они испытали все прелести лихих 90-х, то дальнейшие события доказали, что они глубоко ошибались.
Рубль на глазах обваливался, а с ним и покупательская способность, и доходы в целом. Цены взлетели даже на самые необходимые товары. Останавливались заводы, закрывались банки. Тысячи становились безработными. Творилось что – то неимоверное. В который раз обесценились вклады, да и те невозможно было получить - счета замораживались. Не зря 17 августа, дату объявления дефолта, называют черным понедельником.
До сих пор вспоминается недоумение населения – как такое могло произойти? Ведь буквально накануне дефолта президент всенародно объявил, что девальвации не будет. Кому же тогда верить? Потеря доверия правительству и президенту – одно из последствий августовских событий.
Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не экстренные меры вновь избранного премьера Е.М. Примакова. Он сумел не только исправить ситуацию, но и добиться определенного роста экономических показателей к концу года. Действия нового премьера доказали, что человеческий фактор сыграл большую роль в экономическом кризисе 98 года. И если эксперты называют кризис толчком к экономическому подъему, то простые граждане утверждают, что им нужно ставить памятники. Ведь основную тяжесть они вынесли на своих плечах. И еще. Получается, что не зря поднимались бокалы за процветание державы!

 

 

Ваш комментарий к статье

Другие статьи про 90-е