Советский человек привык считать, что предприятие, на котором он трудится, принадлежит всем рабочим без исключения. Каждый мог стать директором, если понадобятся его знания, умения и организаторские способности. С началом 90-х годов, появилось новое и непонятное слово «приватизация», а позже к нему добавилось еще более странное понятие «ваучер».

privatizaciya

Принимая закон о приватизации, российское правительство верило в то, что поступает правильно. Но все случилось не так, как планировалось. И произошло это по нескольким причинам. Во-первых, руководство страны не имело ни финансовой, ни физической возможности контролировать этот процесс. Появилось слишком много аферистов, которые быстро смогли сориентироваться в ситуации. А во-вторых, простые люди, получив на руки странные бумажки, совершенно не понимали, что с ними делать.
Конечно, никто не отрицает, что информация о ваучерах регулярно озвучивалась во всех средствах массовой информации, только делалось это на сухом языке, усыпанным всевозможными экономическими терминами. Даже не все бухгалтеры понимали истинное назначение этих бумаг, а что говорить о простых работягах.
Пенсионеры вообще растерялись. Бабушкам и дедушкам нужно было доступным языком, на пальцах, объяснить, что нужно делать. А еще лучше, взять за ручку, и отвести куда надо. Но этого никто не делал. 
Зато такое положение вещей вполне устраивало аферистов разных мастей. Как на дрожжах начало расти количество фирм и компаний, которые занимались тем, что принимали от населения ваучеры для того, чтобы выгодно вложить их в предприятия. При этом они обещали золотые горы. На такую же удочку попались и мы. Пришли на фирму, где нам дали подписать кучу непонятных бумаг. Вручили сертификат на акции какой-то компании, сказали открыть книжку в сберкассе и пообещали, что раз в квартал мы будем получать на этот счет дивиденды. 
Ну что, мы все сделали, как нам и говорили. Нужно отдать должное этой фирмочке, один раз на сберкнижку деньги пришли – аж, целых три рубля четырнадцать копеек. И все! Лежат эти сертификаты теперь среди документов мертвым грузом, как напоминание о том, какие мы были недалекие.
Не лучше обстояли дела и на предприятиях. Те, кто смог сразу сориентироваться и вложил деньги в акции завода, на котором работал, и по сей день получают ежегодные дивиденды. Но это относится только к тем, чьи заводы еще до сих пор работают и процветают. 
А для многих и здесь оказалось слишком много подводных камней, о которых тогда никто и не догадывался. Когда руководители, многие из которых были выбраны на должность общим собранием рабочих, сообразили, что можно делать с ваучерами, пошли угрозы в адрес работающих на этом предприятии людей, с требованием продать акции заводу. За отказ – увольнение. Тот, кто оказался не из пугливых, и сохранил ценные бумаги, теперь получает свои бонусы. А многие из страха остаться на улице, продавали их за копейки. 
Так и начали появляться в стране владельцы заводов, газет, пароходов. А откуда им еще было взяться? Покажите хотя бы одного бывшего советского человека, даже самого богатого, который был бы в состоянии купить промышленное предприятие. Однозначно, честный человек себе позволить такое не мог. 

 

 

Ваш комментарий к статье

Другие статьи про 90-е